Торетти
Райтер-изврайтер
Ты слишком много сидишь и мало ходишь, сказал Рус. Тебя надо выгуливать, сказал Рус. Пойдём, сказал Рус. Я что, тут сложно не согласиться, я действительно мало двигаюсь. А пойдём, сказал я, проснулся утром и принялся расталкивать того, кто полночи кричал «эгегей!», гоняя вражеские танки и прокачивая драконов до какого-то там уровня. За язык никто не тянул, это во-первых, а во-вторых — если не растолкать, то к вечеру я буду уже никакой, и никуда не пойду. Так что пошли с утра.

Николаев город молодой, ему чуть больше пары веков, и расположен в интересном месте. Недалеко от моего дома река Ингул впадает в реку Южный Буг. Вот в петлях этих двух рек город и раскорячился. Вернее, не так. Есть центральная часть города, а всё остальное — причудливо очерченные реками полуострова. Мой полуостров, Соляные, можно поперёк пересечь за 10-15 минут быстрым шагом в не самой узкой части, причём половина пути будет по парку. Летом это рай земной, а зимой нас сдувает нахуй.

Прилегающие берега мы уже обшастали, каждый раз то с собакой гуляешь, то на шашлыки, то пешком из центра. Места красивые, но тут уже каждая собака знакома. Мы решили уехать на Намыв и оттуда вернуться пешком. Заодно посмотреть этот чёртов Намыв, на который, кажется, идут все городские маршрутки. Я там стажировался, и мне было некогда, а тут душа просит новых земель.

Доехали, вытряхнулись из маршрутки и пошли куда-то в сторону реки. Хорошо прошвырнулись вдоль берега. Я окончательно понял, что летние селфи это не моё, если я не собираюсь принимать участие в конкурсе косплея Синьора Помидора. На намыве есть достаточно длинная песчаная коса, выдающаяся в реку, много укромных микро-пляжей, заросли лоха серебристого и младой тополиной фигни. Видели много разных птиц, часть из которых я не узнал в морду лица. Херовый я орнитолог, одним словом.

Утро понедельника — лучший день, чтобы лазить по городу. Любому. Понедельник день тяжёлый, кто не уехал на работу, тот отходит после вчерашнего, улицы малолюдны, пляжи тоже, везде тишина и благость. Вытряхнули из кроссовок песок, пошли пешком обратно, полагаясь исключительно на внутренний компас.

Позавтракали в цыганской забегаловке на рынке. Есть такая категория жрален, где на первый взгляд есть страшно, но важен факт — там едят сами торгаши, которые работают вокруг. На рынках всегда выбирайте точки, в которых едят продавцы, это самые безопасные места. Куриное мясо на бамбуковых палочках, 25 гривен штука (1 доллар). Вкусно, быстро, на мой взгляд вполне сытно. Мне одной штуки хватило, чтобы чувствовать себя счастливым и довольным жизнью. Завтракать ушли во внутренний дворик. Кроме нас там только два мужика после вчерашнего хмуро пили пиво, а за соседним столиком хозяин забегаловки обихаживал баранью ногу. Срезал жилки, чистил лук и морковь. А потом всё оставил на столе и ушёл внутрь заведения.

— Смотри, — сказал я Русу. — Вот оставил человек на столе сигареты, зажигалку, смартфон. И баранью ногу. И я ловлю себя на мысли, что если уж что хватать и удирать, так это именно ногу! Нахер тот смартфон!

— Держите себя в руках, не надо усукаблядь усугублять, — посмеялся вернувшийся хозяин.

— Не могу! — честно признался я. — Я сразу представляю, как это будет вкусно!

Мужики отставили пиво и синхронно сглотнули, глядя на баранью ногу.

— Вы мне это бросьте, — продолжал ухихикиваться хозяин, — это на вечер!

Но нас не пригласил. Мы и не набивались, в общем-то, но место я запомнил. Очень интересная жральня. Очень маленькая, но вкусная еда, маленькие цены, а во внутреннем дворике кроме столов под зонтами — большая песочница для малявок, с игрушками.

Вернувшись к полудню нетренированный я дисциплинированно сел за ноут работать, а терминатор и спортсмен Рус, умаявшись, лёг снова спать. Надо его почаще выгуливать, какой-то он быстро устающий, бггг.

@темы: Позитиff